Пенсионерам предстоит оплатить аппетиты нефтяных лоббистов

 

Россиян вынудят компенсировать нефтяникам разницу между внутренней и внешней ценой топлива

Подходы властей РФ к экономическому управлению иногда не поддаются логике. Например, в Минфине проговорились о странностях проводимого в стране нефтяного налогового маневра. Чтобы нефтяники не поднимали внутренние цены на топливо вслед за мировыми, правительство доплачивает им бюджетные деньги. В 2019 году доплата может составить 630 млрд руб. Это около трети бюджетного трансферта в пенсионную систему, от которого власти хотят отказаться.

С 2019 года стартует завершающий этап налогового нефтяного маневра. К 2024-му экспортная пошлина обнулится при одновременном увеличении налога на добычу полезных ископаемых.

В результате российским нефтеперерабатывающим заводам (НПЗ) придется покупать нефть по мировым ценам, из-за чего может упасть рентабельность предприятий, и чтобы этого не произошло, вводится демпфирующий механизм, напоминает ТАСС.

Демпфирующий механизм предполагает, что, например, в 2019 году будет установлена для оптовых цен ставка отсечения в 56 тыс. руб. за тонну бензина и 50 тыс. руб. за тонну дизельного топлива. Если оптовая цена превысит уровень отсечения, то государство будет компенсировать НПЗ разницу между netback (экспортная цена, пересчитанная в рублях) и целевой стоимостью. Вице-премьер Дмитрий Козак на прошлой неделе провел совещание с крупными нефтекомпаниями по поводу снижения ставок отсечения, сообщает «Прайм». По данным информагентств, снижение может составить почти 6 тыс. руб. для бензина и 5 тыс. руб. для дизтоплива.

Пенсионерам предстоит оплатить аппетиты нефтяных лоббистов
Замглавы Минфина Илья Трунин

В понедельник замминистра финансов Илья Трунин рассказал, во сколько это обойдется бюджету. По его словам, снижение цены отсечения увеличит субсидии нефтяным компаниям на 230 млрд руб. с нынешних 400 млрд руб. При этом в Минфине проговорились о странностях налогового маневра в нефтяной отрасли. «Если вы обратите внимание на цифру 630 млрд руб., – это как раз ровно столько, сколько бюджет получит от увеличения налога на добавленную стоимость (НДС) на два процентных пункта. С нашей точки зрения, это было бы очень странно – вернуть нескольким нефтяным компаниям то, что со всего населения будет взято в виде повышения НДС», – сказал Трунин. По его словам, окончательное решение о снижении ставок отсечения в демпфирующем механизме пока не принято.

 

Но настоящее удивление вызывает не это – не обсуждаемая прибавка нескольких сотен миллиардов рублей к уже запланированной субсидии. Не столь важно, о каких суммах идет речь. Важнее другое. Абсурдной выглядит сама, скажем так, концепция нефтяного маневра.

Ведь получается, что нефтяники хотят получить из бюджета сотни миллиардов рублей на некую компенсацию недополученных доходов. И правительство, чтобы не допустить роста внутренних цен на топливо вслед за мировыми, доплачивает нефтяникам те деньги, которые были собраны с населения и бизнеса. 

Такая «забота» о конечных потребителях топлива внутри страны могла бы выглядеть убедительной – если бы не происходило дальнейшего увеличения налоговой нагрузки и ужесточения экономических условий.

Рост ставки НДС не единственный пример. Можно также вспомнить о планах правительства фактически снять с государства пенсионные обязательства, обнулив бюджетный трансферт в пенсионную систему в надежде на ее «самообеспечение». Как говорил в телеобращении президент Владимир Путин, в этом году «непосредственно на обеспечение выплаты страховых пенсий» из бюджета направляется 1,8 трлн руб. Затем вице-премьер Татьяна Голикова сообщила, что примерно к 2030–2031 годам власти рассчитывают «на почти полное обнуление трансфертов в Пенсионный фонд из бюджета» (см. «НГ» от 29.08.18). Итак, 630 млрд руб. – это около трети от того бюджетного трансферта, который сейчас необходим для выплаты страховых пенсий.

Как ранее пояснял агентству Reuters глава налогового департамента Минфина Алексей Сазанов, «демпфирующая компонента начинает работать в минус для бюджета только при цене нефти более 60 долл. за баррель, и финансируется она за счет дополнительных нефтегазовых доходов». Уточним, тех доходов, которые в рамках бюджетного правила власти решили направлять в резервы, изъяв из экономики. Зато при цене нефти 40 долл. за баррель «доходы бюджета, которые могут быть направлены на финансирование расходных обязательств, составят 1 трлн руб. за шесть лет». Радостная новость на фоне текущих почти 80 долл. за баррель Brent.

«Демпфирующая компонента изменяет трансферт в Фонд национального благосостояния, но на расходные обязательства бюджета никак не влияет», – уверял Сазанов. Зато, судя по всему, косвенное влияние она оказывает на доходную часть бюджета – на ту часть, которую власти всеми силами пытаются сейчас увеличить за счет усиления налоговой нагрузки уже поголовно для всех.

И эта «компенсация» в сумме от 400 до 630 млрд руб. пойдет на подпитку самых успешных и рентабельных отраслей экономики. В Минфине охотно описывают успехи нефтяников. «Свободный денежный поток в нефтяной отрасли в этом году – 2 трлн руб. Это те деньги, которые компании могут направить на дивиденды, выкуп акций или на погашение привлеченных займов. Это огромные цифры, – сказал в интервью Reuters Сазанов. – При этом у нефтяных компаний нет длинного инвестиционного цикла в отличие от большинства капиталоемких производств. Конечно, они делают большие инвестиции, но и окупаются они очень быстро, намного быстрее по сравнению с другими производствами. Поэтому, на мой взгляд, они сейчас находятся в очень хорошем положении».

Правда, как отмечают в Минфине, эти компании не стремятся инвестировать большие суммы в нефтепереработку.

Замглавы Минэнерго Павел Сорокин, в свою очередь, ранее пояснял, что главная задача министерства – обеспечить условия для завершения модернизации НПЗ. По его словам, сейчас на рынке профицит бензина, но при росте ВВП на 3% в год и при нынешних уровнях производства уже через семь лет топлива может быть недостаточно. «Это означает, что нужно приложить усилия и завершить модернизацию на всех заводах. Налоговый маневр позволяет сохранить эти условия», – уверил Сорокин. Правда, для начала стоило бы все-таки выйти на стабильный трехпроцентный рост ВВП.

Пенсионерам предстоит оплатить аппетиты нефтяных лоббистов

«Да, предложенная схема выглядит несколько странно», – согласился в беседе с «НГ» аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. «Поскольку регулирование цен – мера нерыночная, то возникают такие странные ситуации, как субсидирование из бюджета НПЗ. Любое регулирование цен приводит или к дефициту, что мы сразу же увидим при жесткой установке фиксированных цен, или же к тому, что за это платит государство», – пояснил ведущий аналитик компании Amarkets Артем Деев.

Как считает руководитель юридической компании URVISTA Алексей Петропольский, «если мы хотим как-то регулировать субсидиями себестоимость бензина, то это возможно лишь с понижением налогов».  «Однако это приведет к колоссальным убыткам для бюджета, и уже к концу года мы сможем увидеть бензин по 50–60 руб. за литр», – уточнил он.

В результате же договоренностей с нефтяными лоббистами «формально мы увидим устойчивые цены на бензин и дизельное топливо, только «устойчивость» эта будет оплачена самими же россиянами, для которых по большому счету не столь важно, были у них изъяты эти деньги непосредственно на бензоколонке или в виде налогов», говорит Алексей Коренев. «Формально указы президента сдержать рост цен на топливо будут, конечно, выполнены. Но на реальных располагаемых денежных доходах населения подобная «забота» никак не скажется», – предупреждает эксперт.

«Налоговый маневр изначально выглядел как способ более справедливой налоговой нагрузки по всей цепочке добычи, переработки, потребления и/или экспорта. Но после введения отрицательных акцизов, стимулирующих переработчиков, его логика, а заодно и выгодность для бюджета уже не так однозначны», – говорит старший аналитик компании «Альпари» Вадим Иосуб. По его словам, есть еще один момент, о котором, видимо, не заботились авторы «отрицательного акциза». «Его введение делает менее конкурентными нефтепереработку в Белоруссии и Казахстане по сравнению с Россией. На первый взгляд подобный протекционизм принесет одни плюсы российской нефтепереработке, однако такие подходы явно противоречат духу Евразийского экономического союза, – поясняет Иосуб. – Белоруссия уже просит разработать механизм компенсаций убытков для своих нефтепереработчиков. Либо придется идти на еще большее осложнение отношений с Белоруссией, либо на российский бюджет лягут новые, еще не учтенные расходы». 

comments powered by HyperComments