Журналист Майкл Бом: Сваливать попытку переворота в Турции на США просто глупо

Американский журналист полагает, что у произошедшего в Турции были внутренние причины.

 

 

С. КОРОЛЁВ: У микрофона Анна Митновицкая.

А. МИТНОВИЦКАЯ: И Сергей Королёв. Приветствуем Майкла Бома, американского журналиста!

М. БОМ: Здравствуйте!

С. К.: «У меня один вопрос к Майклу: произнесёт ли он название исландского вулкана?» — пишет слушатель.

М. Б.: Нет, не могу. Это сложно. Даже пробовать не буду.

С. К.: Надо было по-английски напечатать.

М. Б.: Я с треском провалился, значит. Очень сложный язык.

С. К.: Майкл, выберите один из вариантов конца света. Американские учёные определили три наиболее вероятных сценария: извержение супервулкана, падение астероида и солнечная активность, которая нас зажарит. Что вы предпочитаете?

М. Б.: Астероид.

С. К.: А почему? Я тоже его выбрал.

А. М.: И я.

М. Б.: Потому что, как все знают, НАСА может управлять астероидами. Помните, когда упал метеорит в Челябинске, все говорили, что это — происки американцев, НАСА? Поэтому я верю в способности НАСА.

А. М.: Так они опять его отправят в сторону Челябинска?

М. Б.: Я сделаю всё, чтобы этого не произошло. Я защищаю Россию, как могу.

С. К.: Да что вы?

М. Б.: Да. Я был, между прочим, против этого. Я говорил: оставьте Челябинск в покое, но они меня не послушали.

С. К.: «Может все последние события в мире — Ницца, Турция, Армения, Казахстан — это дембельский аккорд Обамы перед выборами? Ему же дали премию мира», — пишет слушатель.

М. Б.: Он сам смутился, когда получил её. Это был аванс, об этом все знают.

«Заработал ли Обама эту премию — сложный вопрос»

А. М.: Вы думаете, он аванс отработал?

М. Б.: Слишком рано судить.

 

abfd7c7c98adeff0143254ae8b8b9776__980x

 

А. М.: Как же рано? Осенью он уже помашет всем ручкой. Почему бы и не начать судить?

М. Б.: Его история запутанная. Но в конечном итоге, я думаю, что я бы поставил знак «плюс».

С. К.: Обаме?

М. Б.: Да.

С. К.: А за что?

М. Б.: В Сирии, например, очень умеренную политику провёл. Его критикуют за то, что он мало сделал, и за то, что он слишком много сделал. Это касается Сирии. Всё это ошибочные мнения. Я ему не завидую. Быть президентом США — это значит получать лавину критики. С одной стороны, говорят, что он бездействует, что не воюет жёстко против ИГИЛ*, а другие говорят, что какое ему вообще дело до Сирии, что её бомбёжка — это нарушение международных прав. И так плохо, и так плохо.

А. М.: То есть вы не завидуете Обаме. А Путину бы вы позавидовали?

М. Б.: Ему легче, если честно.

А. М.: Почему?

М. Б.: Потому что у него нет конгрессменов, которые его поедом едят. Все любят Путина. Дума есть, но она немножко не такая, как в Америке.

С. К.: В России все любят Путина, а на Западе-то нет. А Обаму, наоборот, весь Западный мир на руках носит. Или это не так?

М. Б.: Нет, у него сейчас очень низкая популярность.

«Обаму просто жрут, с самого начала, между прочим. И СМИ его жрут, и конгрессмены»

Путину легче, но всё равно я и Путину не завидую.

С. К.: Давайте теперь к повестке дня перейдём. Слушатель пишет: «Майкл Бом хорошо отрабатывает свой гонорар по всех ток-шоу на ТВ, на радио старается засветиться. А удалось ли ему хоть кого-нибудь убедить в том, что США — мягкие и пушистые?»

М. Б.: Что мягкие и пушистые — нет. Но я кое-что разъясняю. Например, происхождение Майдана, ситуацию в Турции. Мне удаётся высказывать другую точку зрения.

А. М.: Что сейчас происходит в Турции, с вашей точки зрения?

М. Б.: Сейчас популярна версия о том, что это опять американские происки, это как условный рефлекс.

С. К.: Эрдоган недвусмысленно намекнул на Пенсильванию как на штаб-квартиру неудавшегося переворота.

М. Б.: И Эрдоган это говорит, и ваши политологи вслед за ним.

А. М.: Кто?

М. Б.: Большинство это говорит. Это — очень примитивная и простая версия. А версия примерно такая: Эрдоган не прислушивается к Америке, ей это не нравится, и она заказывает переворот.

А. М.: А что, стройная версия.

М. Б.: Но это настолько примитивно, и так противно это слушать! Лучшая защита — это нападение. Всегда есть предыстория. А она такая: Эрдоган с этим священником насмерть рассорились. Священник разоблачил крупную коррупционную схему Эрдогана и его свиты. Это очень важно. Поэтому, конечно, Эрдоган точит зуб на этого священника. Заказывал ли он переворот — это сложный вопрос. Есть сторонники этого священника, они по всей Турции, он очень авторитетная религиозная фигура. Но то, что он заказал этот переворот, — это очень примитивная теория.

 

583825fc3a08d471f8f9848002d1e608__980x

 

С. К.: Мы устраивали голосование в прошлом часе: за «недопереворотом» в Турции видны американские уши или турецкие. 55% слушателей были за Америку, 45% — за Турцию. Почти поровну аудитория разделилась.

А. М.: Но всё-таки склонились в сторону США.

С. К.: Я так понимаю, чтовы видите не американские уши? А чьи?

М. Б.: Как и на Украине — причины сугубо внутренние.

«Валить всё на Америку — это так примитивно и глупо!»
 Вы же все, надеюсь, понимаете, что Эрдоган нажил в Турции очень много врагов. Причин его свергнуть и без американцев — просто выше крыши.

А. М.: Если так много врагов, почему же не свергли?

М. Б.: Они плохо это сделали. Как все видели, даже противники Эрдогана понимают, что из двух зол нужно выбирать меньшее. Они этот момент не рассчитали.

«У Эрдогана много противников, но в конечном итоге словосочетание «военный переворот» отпугнуло очень многих»

И они всё равно скрепя сердце поддерживали Эрдогана. Они видели Египет несколько лет назад и понимали, что такое военный переворот. И мало того, они смотрели на свою собственную историю: 4 военных переворота за 40 лет. Больше они такого не хотят. Лучше быть с Эрдоганом, чем с военными, хотя он и не подарок.

С. К.: Слушатель пишет: «Версия для Майкла, пусть её везде распространяет: Эрдоган сам заказал переворот, чтобы достать из США Гюлена».

М. Б.: Я не думаю, что это была имитация переворота. Но он мог бы, конечно, подстрекать их, внушить им идею о перевороте с расчётом на то, чтобы потом подавить его и стать героем. Эта версия напрашивается.

С. К.: «Тут важна реакция народа на переворот, а она весьма противоречива: турки не за переворот, но и не за Эрдогана».

М. Б.: Я уже объяснил, что даже противники Эрдогана поняли, что из двух зол нужно выбирать меньшее, а меньшее — это Эрдоган.

А. М.: Четыре события, одно за другим: Ницца, Турция, Ереван и сегодня Казахстан. Слушатели видят связь между этими событиями. А вы?

М. Б.: Вообще обстановка в мире нестабильна. Но это — сообщающиеся сосуды.

С. К.: Вы согласны с тем, что всегда есть те, кому выгодна такая нестабильная обстановка?

М. Б.: Я не верю в теорию заговора, если вы это имеете в виду.

С. К.: Я ничего не имею в виду.

М. Б.: Если люди бунтуют, конечно, это «выгодно» тем, кто бунтует. Это крик души, знак протеста. Но лучше, если бы этого не было.

«Лучше было бы, если бы они решили эти вопросы мирными протестами, без насилия»

С. К.: Как-то это ещё совпало с визитом Керри в Москву. Что он здесь делал?

М. Б.: У него было предложение, как лучше работать с Россией. Но дьявол кроется в деталях. Может быть, это последняя попытка убедить Россию, Асада не бомбить союзников США в Сирии и предложение вместе бомбить «Ан-Нусру», потому что это — камень преткновения. То есть найти какую-то зацепку для того, чтобы Россия и Асад перестали бомбить союзников, и найти общего врага. Потому что до сих пор, уже почти год, идут военные действия России в Сирии. Они не могут найти общий язык по поводу того, кого они бомбят. Я думаю, что это предложение обречено на провал, к сожалению, но попытка — не пытка. Поэтому Керри приехал в Россию ещё раз с этим предложением.

С. К.: «А мы по-прежнему будем в списках основных мировых угроз для Вашингтона? Как бы ни развивались события? Кто бы ни сменил Обаму?»

М. Б.: Всё-таки ИГИЛ на первом месте с огромным отрывом.

А. М.: И на том спасибо.

С. К.: А откуда вы знаете, какой отрыв? Там же просто через запятую написано.

М. Б.: Я так предполагаю и надеюсь.

«Сравнивать Россию с ИГИЛ — это курам на смех»

С. К.: «В США сейчас трения между полицией и чернокожим населением. Это из пословицы про бревно в глазу?» То есть у Америки самой проблем выше крыши, а они мировой порядок наводят.

М. Б.: Это совершенно разные вещи. Проблем в Америке хватает, да. Никто не говорит, что там всё хорошо, но я не вижу противоречий.

С. К.: «Майкл, вы — агент ЦРУ?» — спрашивает слушатель.

 

2f956c1a8cc2a4f79c627f317fb58672__980x

 

М. Б.: Я в каждой передаче отвечаю на этот вопрос. Нет. Агенты ЦРУ не ходят на передачи.

А. М.: Может быть, вы под прикрытием. А вообще-то объясните, почему вы — не агент ЦРУ?

М. Б.: Потому что не агент.

А. М.: Докажите.

М. Б.: Чего нет, того нет.

С. К.: «А Крым — наш?» — спрашивает слушатель.

М. Б.: Де-факто — да. Юридически — под вопросом. Все вопросы и претензии — чисто юридические.

С. К.: «Почему американская разведка не предупредила Эрдогана?»

М. Б.: Хороший вопрос.

«Американцы говорят, что это всё застало их врасплох. Если они говорят правду, это плохо. И если врут, тоже плохо»

Почему они не знали об этом? Такая акция давно планировалась, а это — американский союзник, это не какой-то заклятый враг США.

С. К.: Может, это и про «уши» США? Знали, но не предупредили?

А. М.: Не сделали свою работу и не узнали.

М. Б.: Я так не думаю. Многие говорят об американских базах, но дело в том, что опять-таки есть предыстория. Юридически это — американско-турецкая база, а как вы знаете, целый год США лоббировали Турцию для того, чтобы американцы имели доступ к этой базе. Турция напрочь отказалась. Вот и весь ответ на вопрос, американская ли это база.

А. М.: Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Майкл, в советские времена на вредных производствах сотрудникам выдавали каждый день молоко. Вы регулярно ходите на пропагандистские шоу, вам тоже нужно выдавать молоко за нахождение в такой вредной среде.

М. Б.: Дают мне молоко бесплатно.

С. К.: У нас есть сливки, если что. Можем предложить кофе со сливками.

М. Б.: Руководство всех телеканалов прекрасно понимает, что моя работа очень нелёгкая.

С. К.: Но слушатель-то намекал на ваше настоящее руководство, оно же не на телеканалах находится.

М. Б.: Настоящее — нет. Но «молоко за вредность» — это не американское понятие, а именно русское.

С. К.: Спасибо. В студии был Майкл Бом.

* Деятельность организации на территории России запрещена Верховным судом РФ

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Журналист Майкл Бом: Сваливать попытку переворота в Турции на США просто глупо