Вахтанг Кикабидзе: уже и себя не хочу мучить

Блицинтервью
На фестивале Kubana БОРИС БАРАБАНОВ поговорил с ВАХТАНГОМ КИКАБИДЗЕ о барабанах, мемуарах и президентах.

— На Рижском взморье много лет проводился фестиваль «Новая волна». Вам там вроде бы самое место, там же все классики советской эстрады по несколько раз выступили. Но, кажется, вас там не было ни разу. А на «Кубану» сразу приехали.

— Так на «Новую волну» меня ни разу и не приглашали, наверное, Игорь Крутой знал, что я не поеду. Видимо, не считают там меня классиком. Ну, и еще причины есть. И вообще, надо быть с молодежью.

— Вы уж простите, но звук ансамбля, который вам аккомпанирует сегодня, иначе как ресторанным не назовешь. Вы сознательно упростили его? Ведь были времена, когда с вами играл, скажем, Темур Квителашвили, выдающийся джазовый гитарист.

— Дело вот в чем. Мне 78 лет. Темуру я когда-то сам сказал, чтобы он шел своим делом заниматься. Мне было жалко его, он мощнейший музыкант, международного класса, ему когда-то в Америке даже гитару Gibson подарили. У нас ему уже нечего было делать. А будет со мной на сцене он или музыкант попроще, не имеет значения. Если бы я был моложе лет на двадцать, это была бы другая группа, может быть, с духовой секцией. Но я уже и себя не хочу мучить.

— Вы же на барабанах играли когда-то?

— И хорошо играл.

— В YouTube есть ролики 1960-х годов с вами в качестве барабанщика, так сейчас мало кто играет. Когда вы в последний раз сидели за барабанами?

— Иногда играю, на репетициях. Но у меня очень быстро нога начинает болеть. А в 1967 году я получил первую премию на конкурсе в Канаде именно как барабанщик. В те годы я и пел, и играл на барабанах. Тексты я плохо запоминал, но можно было шпаргалку на барабаны положить. Моя мама как-то встретила свою подругу, которую много лет не видела. Спрашивает, как твои дети? Подруга отвечает: «Один сын ректор института, другой — физик. А твой что делает?» А мама покраснела и глаза опустила: «Он барабанщик».

 

BBvHNZg

 

— Вы нередко упоминаете о том, что ваша супруга очень внимательно следит за тем, какой вы выбираете репертуар, делает замечания, что-то рекомендует. Вы с ее мнением постоянно сверяетесь?

— Я всегда все проверял на друзьях и на семье. У нас в доме полная демократия. Если кто-то из моих близких говорит, что ему не нравится, скажем, какая-то песня, я верю, они зря говорить не будут. Я и новеллы свои давал им читать, и сценарии.

— Расскажите, пожалуйста, о книге мемуаров «Они», которую вы собираетесь выпустить.

— Эти книгоиздатели, я даже не знал, они с первой встречи начинают тебя обрабатывать: «Вот столько процентов ты будешь получать» и так далее. Я понял, что не хотел иметь дело с жуликами. Я решил, что хочу просто продать рукопись, пусть за рубль, а они потом продадут за десять, пусть зарабатывают, но я хотел продать без всяких процентов. Это хитовая книга на русском языке, везде, где его знают, она будет ломово идти. Сейчас есть один американский издатель, вроде серьезно относится. Мне нужно полтора месяца, чтобы ее закончить, так что, может быть, зимой она уже выйдет. Книга состоит из маленьких новелл, и по каждой из них можно кино снимать. Герои разные — латыш, грузин, еврей, украинец, англичанин. Я очень долго не мог закончить, потому что все время новые персонажи появлялись. Я же ведь не на компьютере писал, а от руки.

— Вы были очень близки с Михаилом Саакашвили, когда он был у власти. Вы продолжаете поддерживать с ним отношения?

— Когда я был на гастролях в Одессе, он пришел на концерт. Там его очень любят. Еще когда он учился в Киеве, у него в общежитии под подушкой маленький магнитофон был, на котором он мои песни слушал. Он очень обаятельный и образованный парень. Я не могу сказать, что мы очень уж дружили. Но судите сами, вот такой сюжет. У меня в Гонио под Батуми, около турецкой границы, есть двухкомнатная квартира. Мы туда летом ездим. И вот сидели там как-то с семьей на мой день рождения. Сидим, смотрим телевизор. Вдруг дверь открывается, автоматчик какой-то входит и говорит: «К вам президент». Приятно. Сидели, анекдоты рассказывали. Он рассказал очень смешной анекдот про ворона-тамаду. Ворон-тамада руководит застольем. Выпили уже за всех. Тамада так встал, расправил крылья во всю ширь и говорит: «Я полетел». Потом пауза: «Нет, лучше пешком пойду». Когда был Саакашвили, наша маленькая страна начала строиться. Все, что сейчас говорят хорошего о Грузии в России, все это благодаря ему сделано. Я вообще так понимаю: если в твоей стране есть президент, ты мог за него не голосовать, но должность его нужно уважать. Ну а сегодняшних грузинских политиков я лично не знаю. И Иванишвили только на фотографии видел. Могу только сказать, что очень богатый человек не должен страной управлять. Это мое мнение. В октябре выборы. Я думаю, ничего не поменяется. Но посмотрим. Мало ли.

— Сколько я вас помню, вы постоянно курите. Не пытались бросить?

— С девяти лет курю. Пытался бросить один раз. Мне сделали очень серьезную операцию в Москве, опухоль была. Три месяца не курил. На третий день после того, как я вышел из больницы, умерла моя тетя, мамина сестра. Я ее очень любил. Когда узнал, снова стал курить. Потом был консилиум. Я шел на четвертый этаж к врачам и думал: если скажут, что нельзя курить, выпрыгну в окно к чертовой матери. Они спросили: «Давно курите?» — «С девяти лет».— «Не бросайте ни в коем случае». И я, такой счастливый, сразу две сигареты прикурил и пошел.

comments powered by HyperComments