Они говорят нам, что мы богатеем

 

Наш правящий круг верит в собственную пропаганду, прячется за стеной подтасовок и дивится жалобам людей на бедность.

Они говорят нам, что мы богатеем
Сергей Шелин Обозреватель ИА «Росбалт»

Начнем со смешного. Министр труда и соцразвития Максим Топилин пришел в Совет Федерации и, явно гордясь своими достижениями, поведал верхней палате: «Если вы обратили внимание, за этот год заработные платы растут… беспрецедентными темпами — практически на 11% увеличилась заработная плата».

Столь стремительное обогащение народа, видимо, ставит в тупик даже профильного министра. Не найдя других объяснений, он ссылается на «очень серьезную роль», которую сыграло «установление минимального размера оплаты на уровне прожиточного минимума». МРОТ и в самом деле указом Путина был поднят в мае примерно до 11 тыс. руб. Но всерьез повысить среднюю зарплату по стране эта акция не могла, поскольку, во-первых, увеличение было не таким уж грандиозным, а, во-вторых, коснулось сравнительно небольшого количества людей.

Так или иначе, но тезис о поражающем воображение скачке российских заработков первым вывел в широкий оборот вовсе не министр, а некто повыше. В начале октября Владимир Путин указал, что в нашей стране наблюдается «рост реальных зарплат — 8,7% (это рекордный показатель с 2012 года». И хотя сообщил он эту новость даже не дома, а во время поездки в Индию, ничто не помешало нашей агитмашине раструбить об этом в полную ее мощь. Так что министр труда и соцзащиты лишь творчески развил цифры, озвученные вождем, сделав их еще рекорднее.

И тут случилось неожиданное. Казалось бы, Максим Топилин, принеся такие добрые вести, мог ждать от верхней палаты ласкового приема. Вместо этого Валентина Матвиенко отчитала министра как мальчишку — не за зарплатные триумфы, конечно, а за плохую постановку подведомственной ему соцзащиты: «Вы не эксперт, вы главный человек, который отвечает за эту важнейшую сферу… „Я думаю“, „наверное это правильно“… Думать можно о другом, а здесь вы должны принимать решения».

Создается впечатление, что соцзащита тут скорее повод. А подлинная причина гнева главы СФ в том, что неестественно бравурный тон и россказни о привалившем народу богатстве раздражают уже даже некоторых номенклатурщиков — из тех, кто поопытнее и всякое видал.

Но для начала посмотрим на сами цифры. Топилинские одиннадцать процентов восходят к вычисленной Росстатом так называемой «среднемесячной начисленной заработной плате работников организаций». Запомните эту словесную формулу, о ее тайном смысле речь впереди. Но сентябрьская зарплата, определенная таким способом, и в самом деле оказалась на 10,8% выше, чем в том же месяце год назад.

Они говорят нам, что мы богатеем

Правда, уже тут мы сталкиваемся с первой маленькой хитростью. Это ведь рост в номинале. А условно реальная (с поправкой на росстатовскую, т. е. не лишенную лукавства, инфляцию) средняя зарплата в «организациях» выросла на 7,2%. Видимо, именно сведения о реальной заработной плате, только относящиеся к более ранним месяцам года и поэтому более высокие, чем в сентябре, доложили Путину, а он обнародовал их в Нью-Дели.

Не упрекайте меня за придирчивость. Это ведь только самый верхний и самый безобидный слой манипуляций. Если бы заработки и в самом деле росли хотя бы семипроцентными темпами, народ уж точно был бы доволен. Но тут прячутся несколько хитростей, главными отрядами нашего начальства вообще не замечаемых.

Во-первых, всплеск зарплат в начале 2018-го действительно имел место. В порядке аврального предвыборного выполнения «майских указов» от 2012 года части бюджетников разовым порядком резко прибавили заработки. Как поделили эти деньги между руководящим составом и подчиненными, и скольких миллионов людей это реально коснулось, оценить трудно. Но в среднем заработки поднялись заметно.

Особенностей у этой акции много, однако главная из них в том, что она давно закончилась. Поэтому от месяца к месяцу средний рост зарплат замедляется, и его рекордность тает на глазах. В 2019 году, по официальному прогнозу, реальные зарплаты «работников организаций» должны увеличиться всего на 1,4%. И хватает экспертов, которые даже это предсказание считают непомерно оптимистичным.

Однако идем дальше. Названные зарплатные цифры относятся далеко не ко всем, а только к «работникам организаций». То есть к персоналу крупных и средних учреждений и фирм, постоянно и подробно изучаемых госстатистикой. «Организации» охватывали в 2016 году (более поздние цифры еще не опубликованы) лишь 44,5 млн работников (чуть больше 60%) из общего оценочного числа занятых — 72 млн человек. Заработки остальных Росстатом учитываются на глазок, и оценки эти особо серьезного отношения не заслуживают.

Известно только, что доходы этих людей в среднем ниже, чем доходы «работников организаций», и вряд ли вообще выросли в нынешнем году из-за нажима на серый и мелкопредпринимательский сектор и частичного его разорения. Поэтому если взять заработки всех работающих, а не только счастливчиков из «организаций», то никакого семипроцентного роста не будет.

Представить, что у нас сейчас происходит с уровнем жизни, можно и по казенным цифрам. «Реальные располагаемые денежные доходы населения» (а они касаются всех поголовно — и работников любых секторов, и неработающих) в сентябре оказались на 1,5% ниже, чем год назад.

Правда, обороты розничной торговли и услуг в том же месяце выросли на 2,2% и 2,4% против сентября 2017-го. Но это объясняется не ростом доходов, пусть и скромным, а тратой накоплений (из банков изымают валюту и рубли) и залезанием в долги (что особенно раздражает начальство, которое спешно изобретает препятствия для кредитования рядовых граждан).

Преобладающее в массах ощущение, что уровень жизни опять пошел вниз, скорее всего, верное.

Осталось сказать еще об одной статистической хитрости, которая превращает малые доходы в средние, но перед этим — лирическое отступление.

Примерно три года назад в небольшом журнале, близком к Минфину, появилась статья с радующим глаз названием «Факторы роста размера пенсий в современной России». С особым чувством сегодня читаются и фамилии соавторов, среди которых — Владимир Назаров, прославившийся как главный правительственный агитатор за пенсионную реформу, и тогдашний замминистра финансов Максим Орешкин, вскоре возглавивший Минэкономразвития. Словом, отборные технократы с большим будущим.

И какие же пути увеличения пенсий они тогда намечали? В качестве самого очевидного — изменить способ вычисления. «Коэффициент замещения, полученный по официальной статистике, серьезно занижен». Если взяться за подсчеты с умом, то этот коэффициент без всяких затрат станет куда больше.

Ведь надо брать в расчет еще и льготы, получаемые пенсионерами, но главное — сравнивать пенсию не со средней заработной платой, а с медианной. Это такая зарплата, которая делит всю совокупность размеров зарплат пополам: одна половина работников получает больше этого значения, другая — меньше. Т.е. получатель медианной зарплаты оказывается ровно посредине среди всех получателей заработных плат. Этот показатель и в самом деле сообщает куда больше о типичном уровне жизни, чем средняя зарплата, искажаемая сверхдоходами небольшой группы получателей супервысоких заработков, которой оперирует Росстат.

Взяв эту идею за основу, технократы определили, что новая методика дает коэффициент замещения 45% вместо общепринятых 34%. Казалось бы, великолепный пропагандистский ход. Пенсии-то у нас, оказывается, немалые! Почему эти заранее и явно не случайно заготовленные цифры не были поставлены в центр агикампании летом нынешнего года? Простейшее объяснение: сообразили, что эта новость только усилила бы общее раздражение.

Но очевидна и другая причина. Использование медианной зарплаты в качестве главного индикатора выставило бы на обозрение не только солидность наших пенсий (все равно весьма невысоких по международным меркам), но и скромность наших заработков.

Пришлось бы отказаться от важнейшей статистической хитрости. Ведь изредка Росстат все же определяет и публикует размер медианной зарплаты. Последний раз это было в апреле прошлого года. И получилось, что медианная зарплата «работников организаций» (то есть опять не всех, а только самых благополучных) составила меньше 73% от официальной средней зарплаты.

Эта пропорция вряд ли заметно изменилась за полтора года. Средняя зарплата по Росстату составила в нынешнем сентябре 42,2 тыс. руб. Значит, медианная сейчас составляет 42,2 тыс. × 0,73 = 30,8 тыс. И это, как вы уже знаете, еще не все. Если взять не только «работников организаций», а поголовно всех, кто трудится, то медианная зарплата опустится еще на несколько тысяч и станет заметно ниже 30 тыс. руб.

Вот тот подлинный стандарт, которым довольствуется не выдуманный начальством, а реальный среднедоходный работающий россиянин, находящийся по благосостоянию где-то посредине между москвичом и псковичом.

Этот человек, как известно, недоволен. Как вы думаете, обоснованно или просто капризничает? Начальство в большинстве уверено во втором. Оно так свято верит в свою пропаганду, что в упор не видит реальности и, судя по новейшим хозяйственным и бюджетным планам, собирается действовать, будто живет в собственных сказках.

comments powered by HyperComments